Browsing Category

Путешествия

Путешествия

Муза дальних странствий

12.08.2013

Персидский поэт Саади — лукавый и мудрый шейх из города Шираза считал, что человек должен жить не меньше девяноста лет. Саади делил человеческую жизнь на три равных части. Первые тридцать лет человек должен, по словам поэта, приобретать познания, вторые тридцать лет — странствовать по земле, а свои последние тридцать лет отдать творчеству, чтобы оставить потомкам, как выражался Саади, «чекан своей души».

Сейчас это образное выражение несколько устарело. Где теперь найдешь чеканщиков, заполнявших в былые времена базары Востока звоном серебра и меди? Исчезают чеканщики, исчезают чеканные вещи. Но во времена Саади чеканка была распространенным и почетным ремеслом.

Саади был прав, но в глубине души я думаю, что тридцати лет для странствий по земле — этого все же мало.

Мало потому, что скитания приобретают значительный свой смысл, насыщают нас познаниями, открывают нам красоту земли и своеобразие многих ее стран и дают толчок нашему воображению далеко не сразу, а исподволь.

Странствуя, нужно жить, хотя бы недолгое время, в тех местах, куда вас забросила судьба. И жить нужно, странствуя. Познание и странствия неотделимы друг от друга. В этом заключается смысл любого путешествия, будь то поездка в Кинешму или во Владивосток, в Афины или в Рим, на острова Тихого океана или на остров Валаам в Ладожском озере.

«Скитания — это путь, приближающий нас к небу», — говорили в древности арабы, понимая под небом то состояние обширного познания и мудрости, которое присуще людям, много скитавшимся по нашей земле. Это непременное качество всех путешествий — обогащать человека огромностью и разнообразием знаний — есть свойство, присущее счастью.

Счастье дается только знающим. Чем больше знает человек, тем резче, тем сильнее он видит поэзию земли там, где ее никогда не найдет человек, обладающий скудными знаниями. Знание органически связано с человеческим воображением. Этот на первый взгляд парадоксальный закон можно выразить так: сила воображения увеличивается по мере роста познаний.

Путешествия накладывают неизгладимый след на нашем сознании. В странствиях по сухопутным и морским просторам земли выковываются сильные характеры, рождаются гуманность, понимание разных народов, широкие и благородные взгляды.

Вся поэзия движения в неведомое, поэзия плаваний, весь трепет человеческой души, проникающий подлинные широты и иные созвездия, — все это как бы собрано воедино в этой карте. Каждый прокол от циркуля, которым меряли бесконечные морские мили, кажется сказочным. Он был сделан в далеких океанах крепкой и тонкой рукой великого капитана, открывателя новых земель, неистового и смелого мечтателя, украсившего своим существованием наш человеческий род.

Горький недаром называл путешествия наилучшей высшей школой. Это так. Это бесспорно. Путешествия дают впечатления и познания такие же живые, как морская вода, как дым закатов над розовыми островами архипелага, как гул сосновых лесов, как дыхание цветов и голоса птиц.

Новизна все время сопутствует вам, и нет, пожалуй, другого более прекрасного ощущения, чем этот непрерывный поток новизны, неотделимый от вашей жизни. Если хотите быть подлинными сыновьями своей страны и всей земли, людьми познания и духовной свободы, людьми мужества и гуманности, труда и борьбы, людьми, создающими духовные ценности, — то будьте верны музе далеких странствий и путешествуйте в меру своих сил и свободного времени. Потому что каждое путешествие — это проникновения в область значительного и прекрасного.

Константин Паустовский.

Таруса,
1956 г.

Путешествия

Десять морских миль

31.12.2012

Солнце отражается от воды и бьет прямо в глаза. Поворачиваю голову в сторону берега: полоса прибоя, камни, отвесные склоны и деревья. Надо дать немного отдохнуть глазам и в следующий раз не забыть солнцезащитные очки, — думаю я.

Continue Reading

Путешествия

Round Stones Beneath the Earth

18.06.2012

— Мы живем на краю мира, а может быть, и Вселенной. Все, что у нас есть, это город, а за его пределами нет ничего: только дикая природа, — говорит Владимир.

Я иду по склону сопки и собираю молодые побеги стланника, ведь сейчас самое время. Смолистые, с приятным запахом, их можно высушить, а потом добавить в чай. Нас четверо: я, Володя и его дочь Наташа и художник Владимир. Пока остальные фотографируют, я перехожу от одного куста к другому.

Забравшись на сопку у дальних каменных останцов, мы останавливаемся на небольшой привал. Я смотрю надписи на каменной стене: имена и года — 1986, 1996 и 2012. Есть еще какие-то надписи, но лишайник их частично закрыл, не разобрать. Пока мы сидим, Наташа рассказывает, что причина плохого зрения некоторых людей — психосоматическая. Она говорит, что скорее всего, кто-то был в детстве свидетелем вещей, которые он не хотел бы видеть и поэтому стал близоруким.

— Если сменить установки, то можно поправить зрение без операции, — говорит она.

Я поправляю очки. «Наверное, можно», — думаю я. Я не помню, когда у меня испортилось зрение. Я не помню, почему это случилось. Мне кажется, это наследственность.

На второй сопке дует  слабый ветер. Комаров гораздо меньше, но руки мерзнут быстрее. Наташа идет к машине за курткой, а я иду к очередным камням. Дождь, ветер, солнце и мхи пробили в камнях небольшие углубления. Иногда этих углублений так много, что со стороны камень похож на зубья большой пилы. Я вспоминаю историю из одной городской газеты, будто эти камни — творение человеческих рук. Кажется, эту идею придумал и начал продвигать магаданский журналист Безнутров. Я вспоминаю менгиры и дольмены, которые я видел в Карнаке, на севере Франции. Ничего общего с нашими камнями: у нас постарались природные стихии.

— Эти камни можно погрузить на машину и отвезти на какую-нибудь выставку, — говорит Владимир и добавляет: —  Даже делать ничего не надо, природа все сделала сама.

Сразу за просекой ЛЭП я попадаю в странное место. На земле растет светло-желтый, почти белый лишайник, а на нем стоят лиственницы. С черными стволами. Узловатые. Некоторые мертвые, с ветками, покрытыми черным или бледно-зеленым мхом. Я думаю о том, что зимой, наверное, здесь особенно интересно. Всего два цвета: черный и белый.

В одной книге я прочитал, что лиственница на болоте растет вверх и одновременно проваливается вниз, во влажный грунт. Старые корни гниют и умирают, а их функции берут на себя те ветки, которые уже погрузились в почву. Так и получается — дерево растет вверх, одновременно погружаясь, и от этого выше не становится. Удивительно.

На обратном пути я понимаю, чего не хватает. Не хватает эмоциональной связи с тем местом, где я нахожусь. Сопки, лес, тундра, море, — все это стало настолько привычным, что у меня не получается гармонизировать увиденное. Я озвучиваю свои мысли вслух.

Владимир говорит, что нет универсального рецепта. «Может быть, — добавляет он, — стоит ознакомиться с историей освоения края, потому что область очень молодая и очень долго эта земля была ничьей».

— Все мы тут, — говорит он, — по сути своей первопроходцы. Мы, второе, третье поколение людей, живущих здесь, мы настоящие колонисты, и такого нет почти нигде. Средняя полоса России, там люди живут сотни лет, десятки поколений, а здесь до нас жили только коренные. Больше никого. И кроме города и одной-единственной дороги, ведущей в остальную часть страны, здесь ничего нет.

Машину потряхивает на гребенке. Я смотрю в окно. В нем, как в рамке видоискателя, появляются и исчезают сцены: сопки, лес, облака. Все привычное и незнакомое одновременно.

— Там, за пределами области — материк. А мы живем на острове, — добавляет Володя.

Я думаю о том, что это, на самом деле, не метафора. И я чувствую что-то, как мне кажется, очень важное, но оно существует только в виде ощущения и образов. От этого ощущения становится спокойно и тепло.

Путешествия

Микроприключение

15.05.2012

Ваня предложил съездить в сторону Ойры и посмотреть там вокруг. Я взял мыльницу и немного поснимал разного видео, а потом собрал в короткий ролик.

Путешествия

Пять, а может, шесть тысяч километров

13.03.2012

Самолет слегка качает в потоках воздуха. В боинге 737-800 с арфой на фюзеляже кресла не откидываются и не подают обед. Рейс занимает не больше трех часов, а сендвичи и горячий кофе мы покупаем на высоте семь тысяч метров.

Капитан объявляет — через 15 минут состоится посадка в аэропорту Барселоны с опережением графика на десять минут.

Не курить.

Пристегнуть ремни.

Continue Reading

Путешествия

С видом на море: первый визит

26.02.2012

В 2008 году мы первый раз побывали на маяке. Радушная встреча, интересная прогулка к цветущим эдельвейсам, прекрасный ужин и долгая дорога домой на следующий день.

Путешествия

В деревне

16.08.2011

В деревне лето. В деревне перед сном слышно, как квакают лягушки, а утром над водохранилищем стоит дымка. В деревне время течет незаметно и совсем не хочется уезжать.

Continue Reading

Путешествия

Норвегия, часть 5

11.08.2011

Заключительный отрезок пути из Кристиансунна в Осло.

Все фотографии сделаны на фотопленку Kodak Portra 400NC и Ilford Delta 100. Камера Nikon F80 с объективами 35/2D, 50/1.4G и 135/2D. Последними двумя реально пользовался несколько раз.

Continue Reading